Добавить в избранноеНа главнуюEnglish   


Рейтинг@Mail.ru



Комментарии экспертов

26.03.03, Газета/ Касьянов не разделяет идеи президента
Владимир Путин редко идет на конфликты с общественным мнением и с группами элит. Из-за этого тормозятся структурная и административная реформы. Дмитрий Орлов в интервью ГАЗЕТЕ сказал, что второй президентский срок Путин должен посвятить более жестким реформам. Иначе Россию ждут техногенные катастрофы, а рейтинг президента упадет.

«Перестановки в силовом блоке - косметические решения»

- В чем Путин добился наибольшего успеха?

- Главное достижение президента Путина – это изменение сущности административной системы, которая существовала в России.

Если при Ельцине она была ориентирована на воспроизводство себя, своих потребностей, интересов, то сегодня - прежде всего на потребности экономического роста. Конечно, большая административная реформа еще предстоит, как и большая ломка бюрократического аппарата, который остался неизменным на местах. Но ориентация административной элиты сегодня качественно иная.

- Разве затягивание административной реформы не относится к неудачам Путина?

- Проблема в том, что при адаптированности части административной системы к преобразованиям огромная часть бюрократии и вообще бюрократия как класс инертна. Она весьма индифферентно относится к тем преобразованиям, которые проводит Путин, и безразлична, говоря патетически, к «судьбе России». В массе чиновники по-прежнему занимаются взиманием и перераспределением административной ренты. Путину не удалось преобразовать административную систему в целом. И административная реформа - главная задача, которая сейчас перед ним стоит. Его последние перестановки в силовом блоке – это все косметические решения. Не этого ждет население и не в этом нуждается страна. Но ясно, что реформа займет достаточно много времени, и я не уверен, что президент даже за второй срок сможет решить эту задачу до конца.

- Почему реформа идет так туго?

- Это – проблема историческая. Бюрократия в России имеет корни длиной в несколько сот лет. Система кормлений, когда чиновники получали с подвластного населения деньгами и натурой, существует с XV века. Инерция – главный фактор. У административной элиты нет и не может быть единства по поводу того, как ей нужно преобразовываться. Сверху могут спускаться какие угодно идеи, но они будут выхолащиваться.

- Административную реформу разрабатывает правительство. Оно не справляется?

- Я убежден в том, что премьер-министр Касьянов не разделяет идеи президента по поводу административной реформы. Когда он в прошлом году попытался заменить тезис административной реформы тезисом «настройка», он вполне ясно обозначил свою позицию. И то, что сегодня он стремится показать свою активность, жесткость, готовность к переменам, – мне это не кажется искренним. Касьянов – один из инертных в этом отношении деятелей, и на него ориентируются очень многие министры, бюрократы среднего и нижнего звена.

«Путин старается никогда не раздражать население»

- Какие еще достижения Путина вы считаете главными?

- Путину удалось построить относительно эффективную вертикаль власти, покончить с сепаратистскими настроениями, создать институциональные условия для экономического роста. Институты, в первую очередь налоговые, служат эффективным инструментом влияния на экономический рост. Ясно, что в структуре роста основную роль играют цены на нефть и постдефолтная загрузка производственных мощностей, но и усилия власти здесь вполне очевидны. Еще одной большой заслугой президента я считаю его умиротворяющую работу с общественным мнением. Путин старается никогда не раздражать население. Когда аналитики говорят, что он управляет «по опросам», и считают, что это негативная черта, мне так совсем не кажется. За долгие годы у нас впервые появился человек, который технологически отслеживает реакцию общественного мнения и исходя из нее прогнозирует свои шаги. Это отнюдь не неграмотная политика. В конце концов, власть существует для нужд населения.

- Международная политика – конек Путина. Тут он достиг успехов?

- К заслугам Путина стоит отнести качественно иное место России в мировом сообществе. Мы теперь, безусловно, европейская держава. Президента Ельцина воспринимали как некого большого медведя с демократической фразеологией и непредсказуемым поведением. Технологически, с точки зрения борьбы за конкретные интересы страны, он не был вплетен в систему принятия международных решений. Путин, безусловно, в ней. Тот довольно жесткий торг, который он ведет по конкретным экономическим проблемам, безусловно, ведется в рамках принятой в Европе системы. Путин вернул к жизни внешнюю политику, основанную на национальных интересах России. В предыдущее десятилетие мы слышали какие угодно обоснования нашей внешней политики. Начиная от общечеловеческих ценностей и заканчивая, например, интересами сохранения стратегического партнерства с США. Горбачев и Ельцин по разным причинам не считали главным отстаивание интересов России в целом ряде областей. Путин это делает, делает умело. Нам давно нужен был политик, который бы торговался за каждый доллар. Путин – именно такой человек.

«Он не хочет жестко противостоять ряду элитных групп»

- Как у Путина с экономическими достижениями?

- Проблема президента – то, что экономика в значительной степени развивается по инерции. Конечно, реформы были, но базовые вещи – энергетика, ЖКХ, 'Газпром', налогообложение нефтяных компаний – все эти проблемы не решены, и, возможно, президент приступит к их решению на втором сроке. Они не решены по той причине, которую мы называли в числе достоинств – президент ориентируется на общественное мнение. При этом он не хочет жестко противостоять ряду элитных групп. То, что реформы не предпринимаются, – опасно, потому что возникает проблема техногенных катастроф. По мере движения к концу десятилетия эта проблема будет нарастать лавинообразно. Пока еще президент может действовать планомерно, но потом, не исключено, ему придется действовать ситуативно.

- Когда надо начинать реформы, чтобы избежать катастроф?

- Мне кажется, что решения о структурных реформах должны быть приняты не позднее начала второго президентского срока Путина. Я имею в виду не политические решения, а конкретные сроки начала реформ.

- Вы сказали, что Путин не хочет ссориться с элитами. Насколько серьезные существуют разногласия среди элит?

- Это проблема, которая будет усугубляться. Несформированность команды президента и его лояльность в отношениях с «семейной» группой угрожают его политическому будущему. Население, судя по опросам, стабильно формулирует претензии к Путину по поводу лиц, которые были рядом с Ельциным и которых не хотелось бы видеть рядом с Путиным. Население говорит об этом постоянно, настойчиво. Рано или поздно Путину придется отвечать на этот вызов. Не может он работать с прежней командой бесконечно. Но для этого потребуется сильная воля, потому что «семейная» группа сильно укреплена административно и политически.

- Рейтинги Путина стабильно высоки. Действительно ли его популярность остается неизменно высокой?

- Путин – президент надежды, и надежда эта начинает постепенно таять. Проблемой для него становится так называемая «новая тревожность», которая проявляется в опросах общественного мнения. Недавний опрос фонда «Общественное мнение» показал, что люди иначе, чем раньше, отвечают на вопрос, удовлетворены ли они ожиданиями от политики Путина. Разрыв между теми, кто удовлетворен, и теми, кто нет, составил всего 11 процентов. В пользу президента, конечно. Но еще полгода-год назад этот разрыв составлял более 30 процентов. Это, конечно, должно настораживать президента. Люди говорят: «Мы верим вам, доверяем, но покажите же, наконец, конкретные дела». Рано или поздно эта «новая тревожность» может смениться негативными настроениями. Особенно в том случае, если президент не будет предпринимать активных действий.