Добавить в избранноеНа главнуюEnglish   


Рейтинг@Mail.ru



Комментарии экспертов ЦПТ

   09.12.03, Московский комсомолец/ Президент прикарманил Думу
Игорь Бунин и Ростислав Туровский отвечают на вопросы "МК".

1. “Правые партии” — СПС и “Яблоко” — на прошлых выборах набрали вместе почти 15%. В этот раз они даже не попали в Думу. Значит ли это, что народ разочаровался в “демократах”, и кому ушли голоса СПС и “Яблока”?

Игорь Бунин:
Либеральная субкультура постепенно исчезает. Это происходит потому, что у народа нет отчетливого ориентира на Европу. У населения все либеральные ориентиры только в том, чтобы зарабатывать тысячу долларов в месяц. Демократическая субкультура не расширяется. Кроме того, сам президент стал реализовывать часть либеральных программ, и поэтому часть электората ориентировалась на “Единую Россию”. А Чубайс и Немцов просто-напросто “обветшали”. Они пользуются старомодными демократическими брэндами. Нужно учитывать и то, что “Яблоко” проводило чрезмерно консервативную предвыборную кампанию. У них в агитации не было изюминки.

Ростислав Туровский:
Народ разочаровался в лидерах, а не в идеях. Особенно это касается СПС и появления в предвыборном списке Чубайса. С этим же связано и падение явки. Кроме того, правые не смогли мобилизовать свой электорат. К тому же часть возможных голосов правых съел “Медведь”, который теперь стал уже всеядным...

2. На этих выборах сюрпризом стал феноменальный успех “Родины”. Чьи голоса собрало это движение? И каков электоральный портрет ее избирателя?

Игорь Бунин:
Электорат “Родины” — те, кто не нашел отражения собственных интересов в традиционных партиях. Это прежде всего те люди, которым “за державу обидно”. Они искали героев. А Глазьев и Рогозин выражают эмоцию. У них и их сторонников — зависть к тем, кто уже добился успеха. Они проводили предвыборную кампанию, опираясь на тех людей, кто ненавидит олигархов. Глазьев — молодой, активный экономист. Мне кажется, что он перехватил часть электората у Явлинского.

Ростислав Туровский:
Выборы показали, что в стране сложилось послушное большинство и протестное меньшинство. Последнее оказалось более агрессивным, а противопоставить этому хоть что-то КПРФ не смогла. В кампании “Родины” было больше драйва, и это понравилось тому электорату КПРФ, который разочаровался в лидерах этой партии и хочет чего-нибудь более агрессивного.

3. КПРФ, напротив, потерпела фиаско. Кому достались “коммунистические” голоса? И значит ли это, что торжеству коммунистических идей в России приходит конец и “карьера” КПРФ сходит на нет?

Игорь Бунин:
То, что близится крах КПРФ, было понятно еще в 1996 году. Причина постепенного падения коммунистов — в том, что люди уже не хотят реставрации Советского Союза. Еще важный довод: от Зюганова отошла периферия. А ушла она к Жириновскому, Рогозину, “единороссам”. То есть периферия рассыпалась. КПРФ может “умирать” еще долго.

Ростислав Туровский:
КПРФ сейчас переживает низшую точку падения. И теперь у нее есть два пути: либо в партии начнется постепенная эрозия и актив станет из нее уходить, не связывая больше с ней своих надежд, либо в партии произойдут серьезные изменения, и тогда к новым выборам она вновь поднимется.

4. В этом году явка беспрецедентно низкая. Она намного ниже, чем в 1999 году. Какие партии лишились голосов из-за апатии населения?

Игорь Бунин:
СПС и “Яблоко”. В тех регионах, где явка была средней, они сохраняли уверенную позицию. В других же регионах, где явка ниже, их результаты плачевны.

Ростислав Туровский:
Это партии, чьи лидеры не сумели вписаться в кампанию: СПС, “Яблоко” и КПРФ.